Основные положения монографии А. Белоусова «Основы единой теории мышления»

Александр Белоусов

Альтернативная психология

семиотика, лингвистика

«Не бойтесь изобрести велосипед. Бойтесь вообще ничего не изобрести…» /Неизвестный автор/

Меню

Пролог...
Карта сайта ...
Презентация монографии Александра Белоусова «Основы единой теории мышления»...
Основные положения «Основ единой теории мышления»...
Фрагменты «Основ единой теории мышления»...
Оглавление «Основ единой теории мышления»...
Теории, коррелирующие с «Основами единой теории мышления»...
«Неевклидова» фонетика...
Избранные статьи...
Отзывы о работах Александра Белоусова...
Биография Александра Белоусова...
Список публикаций Александра Белоусова...
Публикации об Александре Белоусове...
Александр Белоусов: Страницы в Интернете...
Биографический словарь: Избранные автографы...
Из семейного фотоархива...
Приобретение книги...
Каталог сайтов...
Информация о сайте...
Гостевая книга...
Обратная связь...


Поиск по сайту:

ДРУЖЕСТВЕННЫЕ САЙТЫ:
Святые источники Дивеева...
Тула баянная: Биографический словарь...


Основные положения монографии Александра Белоусова «Основы единой теории мышления»

Часть I. Язык и мышление. – Тула, 2006


1. Существуют законы мироздания. Одним из самых фундаментальных законов мироустройства является закон сохранения элементов формы и функции. В формулировке А. Лимы-де-Фариа он гласит: «Имеющиеся в настоящее время данные приводят к следующему главному заключению: упорядоченность возникает только из упорядоченности; форма возникает только из формы; функция возникает только из функции» /4, 361/. «Форма не может появляться заново; она может порождаться лишь формой существующей ранее… Ни одна функция не может появиться ниоткуда, она может только образовываться из предшествующей функции» /4, 366/.

2. Действие данного закона распространяется абсолютно на все процессы, существующие во вселенной, в том числе и на психические процессы /1, 164 – 165/. (Дополнительная информация о законе сохранения формы и функции содержится на странице Закон выбора абсурда.)

3. Важнейшим психическим процессом, в структуру которого входит и так называемая рациональная, и так называемая эмоциональная деятельность, является мышление /2, 119 – 120/.

4. Мышление – это способность индивида выявлять дифференциальные составляющие и адекватно реагировать на них /1, 222/.

5. Единицы мышления, которыми оперирует индивид, имеют иерархическое строение.

6. Дифференциальные составляющие – это единицы мышления, одного из его уровней, объединение которых приводит к образованию единиц более высокого мыслительного уровня /1, 221 – 222/.

7. Элементарными дифференциальными составляющими любой операционной системы, задействованной в процессе мышления, являются дифференциальные признаки (различительные признаки) /1, 207/.

8. Дифференциальный признак является квантом мышления, то есть – мельчайшей порцией информации, которую использует индивид в качестве операционной единицы в своей мыслительной деятельности /1, 207/.

9. Мышление (и в онтогенезе, и в филогенезе и т.п.) – эволюционный процесс, развитие которого происходит в направлении от приобретения индивидом способности оперировать самыми примитивными дифференциальными составляющими, каковыми являются единичные дифференциальные признаки, к высшим своим формам, о некоторых из которых, возможно, человечество ещё даже и не подозревает / 1, 241/, /1, 239 – 249/.

10. На данном этапе своего развития наука пришла к заключению о существовании как сознательного, так и бессознательного видов мышления /5, 11 – 12/.

11. Признание факта существования бессознательного мышления позволяет утверждать, что мышления – это психическая функция, которая присуща всем живым существам, включая самые примитивные формы жизни, а не только исключительно человеку /1, 233 – 234/!

12.1. Из пункта 11 реально вытекает потребность в необходимости разделения мышления ещё на два типа: на альтернативное мышление и безальтернативное мышление.

12.2. Безальтернативное мышление – это способность индивида выявлять дифференциальные составляющие, и запрограммировано реагировать на них /1, 234 – 235/.

12.3. Альтернативное мышление подразумевает не только способность индивида выявлять соответствующие дифференциальные составляющие, но и выбирать наиболее оптимальный для данной ситуации способ реагирования на них /1, 235/.

13. На данном этапе эволюции мышления высшей его формой согласно закону сохранения формы и функции является не мышление отдельно взятого индивида, а коллективное мышление интеллектуального сообщества /1, 247/.

14. Язык является не «орудием мышления», как это утверждают многие теоретики, а одной из разновидностей названного психического процесса: язык – сформированный определённой социальной средой тип мышления, предназначенный для общения между членами данной среды, а также для обработки и хранения информации /1, 67/.

15. Из данной формулировки следует, что все единицы и категории, имеющие место в языке, являются ничем иным, как единицами и категориями мышления. Однако при этом необходимо подчеркнуть, что они будут категориями вовсе не словесно-логического, а принципиально иного типа мышления: языкового мышления /1, 67/.

16. Человек способен оперировать тремя видами формы и их функциями: объективными, перцептивными и абстрактными, что и является реальным основанием для дифференциации единиц мышления (в том числе и языковых единиц) /1, 622/.

17. Во-первых, человек способен оперировать объективными формами и их функциями /1, 152 – 153/, /1, 617/.

На примере языковой деятельности – это единицы порождения различных форм внешней речи, то есть – различные категории артикуляции. Особо подчеркнём, что в акустической форме речи эти единицы не являются ни звуками, ни фонемами. Не может быть звуком то, что не звучит!!! В частности, не может быть звуком подъём языка, не может быть звуком положение губ, не могут быть звуком язык, губы, нёбо и т.п. Отсюда вытекает, что при порождении речи индивиды имеют дело с оперированием принципиально отличными от звуков речи единицами, которые обладают присущими только им дифференциальными составляющими! Объединение квантов мышления данного языкового уровня образует минимальную единицу членения артикуляционного речевого потока, которая а «Основах единой теории мышления» именуется кинемой. Кинема представляет собой комплекс артикуляционных дифференциальных признаков.

18.1. Во-вторых, человек способен пассивно оперировать перцептивными формами и их функциями /1, 155/, /1, 615 – 617/.

Это всё то, что индивид воспринимает своими чувственными анализаторами: зрительным, тактильным и т.д. В акустической форме речи – это те единицы, которые он слышит. В дактильной – то, что он видит. И т.п. Практика показывает, что при восприятии речи мы имеем дело с оперированием принципиально отличными от кинем единицами, которые обладают присущими только им дифференциальными составляющими! В «Основах единой теории мышления» именно эти единицы именуются фонемами, которые реально различимы каждым физически нормальным человеком.

18.2. Фонема – это минимальная единица членения акустического речевого потока, которая представляет собой комплекс акустических дифференциальных признаков. Ещё раз подчёркиваем, что фонемы и кинемы имеют принципиально разные формы реализации. Поэтому они обладают совершенно разными дифференциальными признаками, за оперирование которыми отвечают разные участки коры головного мозга, а потому они будут представлять собой принципиально разные языковые единицы, а, соответственно, будут относиться к принципиально различным уровням языковой деятельностии, как следствие, – к различным уровням мышления.

19.1. В-третьих, человек способен оперировать абстрактными формами и их функциями, то есть – различными представлениями /1, 158/, /1, 618 – 620/.

19.2. В языковой деятельности, в основе которой лежит акустическая речь, – это представления различных составляющих «внешних» форм речи: это система интериофонем – внутренние эквиваленты фонем и система интериокинем – внутренние эквиваленты кинем.

19.3. Интериофонема – это минимальная единица членения внутренней формы речи, которая представляет собой комплекс абстрактных дифференциальных признаков, являющихся следствием восприятия соответствующих фонем.

19.4. Интериокинема – это минимальная единица членения внутренней формы речи, которая представляет собой комплекс абстрактных дифференциальных признаков, являющихся следствием воздействия на психику ощущений, возникающих во время действий артикуляционного аппарата.

19.5. И первая и вторая разновидности абстрактных форм и их функций, представляются собой реальные образования, которые реально отличаются друг от друга. А это может происходить в том и лишь только в том случае, если названные образования будут иметь индивидуальные наборы различительных признаков, а также в том случае, если индивид способен отличать данные признаки друг от друга!

20.1. Способность индивида оперировать различными видами формы является реальным основанием для разделения сознательного мышления ещё на три разновидности /1, 239/.

20.2. Абстрактное мышление (интериоризованное мышление) – оперирование индивидом абстрактными формами и их функциями.

20.3. Перцептивное мышление – оперирование индивидом перцептивными формами и их функциями.

20.4. Экстериоризованное мышление – оперирование индивидом объективными формами и их функциями.

21.1. Все остальные разновидности сознательного мышления в тех или иных пропорциях будут базироваться на оперировании перечисленными «китами». Однако базовым процессом мышления в любом случае будет оперирование абстрактными формами и их функциями. Это – первичный процесс. Экстериоризованное мышление будет надстройкой. Соответственно, это – вторичный процесс. Из данного пункта вытекает несколько важнейших следствий /1, 661/.

21.2. Суть так называемого отражения заключается в процессе перекодирования перцептивных форм и функций – в абстрактные формы и функции, которые и являются основой всех проявлений сознательного мышления /1, 667 – 672/.

21.3. Из пункта 21.2 следует, что без порождения абстрактных форм, возникающих вследствие восприятия окружающей среды, никакое сознательное мышление будет невозможно /1, 379 – 380/.

21.4. Так как оперирование абстрактными формами и их функциями – первичный процесс, а оперирование всеми остальными формами – вторичны, то интериоризованное мышление в обязательном порядке будет предшествовать экстериоризованному мышлению! Без наличия соответствующих элементов интериоризованного мышления никакой экстериоризации происходить не может! /1, 661/.

21.5. Из всего изложенного следует, что вопреки взглядам Л.С. Выгосткого и его последователей, человек сначала овладевает внутренней формой речи или отдельными её элементами, и только после этого – внешней /1, 145/.

22 Перечисленные выше пункты являются не только непременным условием протекания любой экстериоризованной деятельности человека, но и реальным основанием для дифференциации самых различных операционных единиц (включая языковые единицы), а потому эти различные виды единиц в качестве самостоятельных слоёв должны непременно учитываться во всех схемах, представляющих собой попытки описать механизмы реализации сознательного мышления /1, 621 – 622/.

23.1. Изложенная выше дифференциация языковых единиц будет иметь место при функционировании не только акустической, но и всех иных форм речи: дактильной, письменной и т.п. Так, минимальные единицы членения речевого потока при письменной форме речи в «Основах единой теории мышления» разделены на следующие типы:

23.2. Графема – комплекс графических дифференциальных признаков /1, 805/.

23.3. Интериографема (представление графемы) – комплекс абстрактных дифференциальных признаков /1, 806/.

23.4. Графокинема (графическая кинема) – это комплекс дифференциальных признаков, которые представляют собой объективные формы и их функции, следствием реализации которых является образование соответствующих графем /1, 806/.

23.5. Графическая интериокинема – это комплекс дифференциальных признаков, которые представляют собой абстрактные формы и их функции, являющиеся впечатлениями, получаемыми индивидом от положений артикуляционного аппарата, связанных с порождением соответствующих графокинем /1, 807/.

24. Мышление – это психический процесс, а интеллект – степень развитости элементов, задействованных в этом процессе. Отсюда, зная то количество дифференциальных составляющих, которыми владеет индивид, можно судить и о степени развитости его интеллекта. То есть можно строго математически (хотя бы на уровне дифференциальных признаков и их комплексов) измерить некоторые (подчеркиваем особо слово «некоторые») характеристики интеллекта /1, 80/.

25.1. Каждая операционная система, задействованная в процессе мышления, согласно закону сохранения формы и функции, является составной частью этого психического процесса. Из этого следует, что абсолютно каждая из операционных систем, которыми овладевает индивид, усложняет структуру мышления и в результате становится новой ступенью в его развитии /1, 795/.

25.2. Отсутствие возможности оперировать любой из упомянутых выше систем языковых единиц накладывает ограничения на мыслительную деятельность. Например, владея системой восприятия, но при этом, не владея артикуляционной операционной системой, человек способен воспринимать речь, но совершенно не способен порождать её. Что не может не накладывать свой отпечаток на психическое развитие индивида /1, 138 – 139/, /1, 743/.

25.3. Сама же возможность оперирования одной операционной системой при невозможности оперирования другой, говорит об их относительной самостоятельности, которая в итоге и подтверждает, что подобные системы образуются совершенно различными языковыми единицами /1, 690 – 691/.

25.4. В итоге же, выявление многослойности процесса мышления позволяет более достоверно описывать механизмы его функционирования.

25.5. В частности всё вышеизложенное позволяет прийти к следующему выводу: «Так как каждый языковой уровень является соответствующей ступенью развития мышления, то языковая деятельность будет осуществляться в направлении не «от мысли к слову», не «от слова к мысли», а «от мысли к мысли», то есть от мысли, представляющей собой одну форму, к мысли, представляющей собой принципиально иную форму!!!» /1, 796/.

26. Одним из свойств высших типов мышления является способность к семиотической деятельности, которая заключается в том, что оперирование одними формами и их функциями, приводит к параллельному оперированию принципиально иными формами и их функциями /1, 795/.

27. Знак – это сложная психико-физиологическая конструкция, в функционировании которой задействован целый ряд самых различных единиц, принадлежащих к разным уровням мыслительной деятельности /1, 709 – 714/.

28. Модель знака совсем не сводится к так называемому семиотическому треугольнику, так как разные авторы, ограниченные рамками трёх «углов», постоянно стремятся поместить в «его вершины» принципиально разные сущности, в результате чего сущности, рассматриваемые одними теоретиками, оказываются совершенно неучтёнными другими. И наоборот… /1, 560/.

29. Впервые от теории треугольников в науке ушёл Е.Ф. Киров, включивший в модель значения не три, как это принято в классической семиотике, а четыре элемента, которые он именует: знак, образ знака, предмет, образ предмета /3, 380 – 381/.

30.1. В отличие от Ф. де Соссюра, который утверждал, что знак линеен, в «Основах единой теории мышления» знак имеет не одно, а два измерения: это горизонтальная составляющая знака и вертикальная составляющая знака.

30.2. Горизонтальная составляющая знака – это протяжённость как каждого конкретного из его уровней, так и всей семиотической конструкции во времени. То есть это такой вид структуры, в которой относительно последовательно за одним элементом реализуется другой элемент, за одним знаком следует другой знак, за одной группой знаков следует другая групп и т.д. /1, 716/.

30.3. Но не это свойство является тем, что делает знак таковым, то есть именно знаком. Основное свойство знака – его нелинейность или вертикальность! /1, 716 – 717/.

31. Согласно «Основам единой теории мышления» – знак представляет собой многоуровневую цепочку семиотических сегментов, в которой функция передачи конкретного значения относительно поочерёдно вертикально переходит от одного уровня конструкции к другому. Подобные объединение горизонтальных сегментов в «Основах единой теории мышления» именуются вертикальными семиотическими цепочками, которые и образуют вертикальную составляющую знака /1, 710 – 711/.


Примеры образования вертикальных семиотических цепочек

32.1. Пример 1.
При восприятии акустической формы речи образуется следующая вертикальная семиотическая цепочка: восприятие фонемного уровня ведёт к образованию эквивалентногоинтериофонемого уровня, оперирование которым приводит к возникновению соответствующего уровня сенсорных представлений о предметах или явлениях (возникновение соответствующих абстрактных образов), которые в свою очередь указывают на существование ранее воспринятых предметов или явлений то есть указывают на те перцептивные образы, в результате восприятия которых возникли данные представления.

Таким образом, выявляется следующая схема семиотической деятельности:
фонемный уровень → интериофонемный уровень → уровень сенсорных представлений предметов или явления → уровень ранее воспринятых прецептивных форм.

32.2. Необходимо заметить, что при функционировании изложенной схемы параллельно оперированию интериофонемным уровнем обычно непроизвольно происходит оперирование интериокинемным уровнем. Всего в указанной схеме непосредственно задействовано четыре, а косвенно – пять операционных систем (пять слоёв).

32.3. Каждая из названных систем имеет присущие ей дифференциальные признаки и в результате представляет собой относительно самостоятельный уровень мышления.

33.1. Пример 2.
При порождении акустической формы речи вертикальная семиотическая цепочка приобретает несколько иной вид:
- перцептивный образ (например, вид дерева) приводит к возникновению абстрактного образа (представление о дереве);
- оперирование возникшим абстрактным образом приводит к порождению определённых единиц интериофонемого уровня (словесная оболочка <<дерево>>, реализуемая посредством внутренней речи);
- образование единицы интериофонемного уровня приводят к возникновению единиц интериокинемного уровня (представления об артикуляции);
- конечный единицей этой цепочки – является порождение соответствующих объективных форм, то есть кинем.

33.2. Всего в приведённой в пункте 33.1 вертикальной семиотической цепочке имеют место пять реально выявляемых операционных уровней (слоёв): восприятие предмета (перцептивная форма) → преставление о предмете → соответствующий возникшему представлению комплекс интериофонем → комплекс интериокинм → комплекс кинем (объективная форма).

33.3. Подчеркнём особо, что конечной единицей порождения речи будут именно кинемы. Суть артикуляции и заключается в генерировании соответствующих кинем. Фонемы же или по другой терминологии звуки речи – это единицы восприятия речи, а это – уже совсем иная сторона мыслительный деятельности, единицы которой, соответственно, будут относиться к иному уровню мышления. (Смотреть пункт № 17)

34. Пример 3.
В процессе чтения «про себя» задействуются следующие операционные уровни: графемный → интериографемный → интериофонемный (→ интериокинемный) → сенсорные представления об объектах → которые косвенно указывают на те перцептивные образы окружающего мира, в результате которых ранее и образовались названные сенсорные представления.

35.1. Пример 4.
Особый интерес представляют практически не рассматриваемые современной наукой механизмы чтения текстов на иностранных языках!!!

35.2. Вариант первый.
Комплекс английских графем указывает на соответствующий комплекс английских интериографем, который указывает на комплекс английских интериофонем, который указывает на определённый комплекс русских интериофонем, который указывает на комплекс сенсорных представлений, которые указывают на некогда воспринятые индивидом перцептивные формы и функции (и это без учёта интериокинем, которые сопутствуют соответствующим интериофонемам).

35.3. Далее в процесс овладения иностранным языком активно включается действие закона формальной редукции, суть которого заключается в стремлении индивида в процессе соответствующего вида деятельности заключить максимум содержания в минимально возможную форму реализации /1, 184/.

35.4. Из пункта 35.3 вытекает вариант второй.
В результате действия закона формальной редукции происходит упрощение вертикальной семиотической цепочки, и она приобретает следующий вид: английские графемы → английские интериографемы → английские интериофонемы (→ английские интериокинемы) → сенсорные представления, которые указывают на некогда воспринятые индивидом перцептивные формы и их функции.

36.1. Постоянная языковая практика, осуществляемая на протяжении длительного времени и некоторые другие обстоятельства приводят к тому, что интериофонемы в процессе своей реализации постоянно сопровождаются эквивалентными интериокинемами.

Однако необходимо обратить особое внимание на то, что существуют методики скоростного чтения, суть которых заключается в обязательном избавлении от так называемой артикуляции. В результате чего могут образовываться вертикальные семиотические цепочки двух принципиально различных типов.

36.2. Вариант 1: графемы → интериографемы → интериофонемы → сенсорные представления об объектах → перцептивные образы окружающего мира, в результате которых и образовались названные сенсорные представления. В данном случае из процесса восприятия речи исключаются интериокинемы, обычно сопутствующие реализации интериофонем.

36.3. Вариант 2: графемы → интериографемы → сенсорные представления об объектах → перцептивные образы окружающего мира, в результате восприятия которых и образовались названные сенсорные представления. В данном случае из процесса восприятия речи исключаются не только интериокинемы, но и сопутствующие интериофонемы, то есть сенсорные представления об окружающей действительности «подписываются» непосредственно интериографемами, а не интериофонемами, как это имеет место при обычной разновидности речевой деятельности, в результате чего скорость восприятия текста увеличивается в разы…

Вывод:
Мышление представляет собой типичную полисистему, для непротиворечивого описания которой жизненно необходимо расслоение описания её составных элементов. Подобное расслоение способно устранить многие противоречия, которые ставят всю современную науку (и не только гуманитарную) на грань системного кризиса.

Подобности обо всём изложенном выше и о других сторонах затронутых проблем смотреть в монографии Белоусов А.В. Основы единой теории мышления. Часть I. Язык и мышление. – Тула, 2006».


Библиографический список

1. Белоусов А.В. Основы единой теории мышления. Часть 1. Язык и мышление. – Тула, 2006. – 864 с.;
2. Белоусов А.В.. Дискуссии о музыкальном мышлении как показатель системного кризиса психологии // 100 лет Тульскому колледжу искусств им. А.С. Даргомыжского (сборник материалов, посвящённых юбилею учебного заведения): история, наука, методика / Ред. колл. Т.В. Рыбкина, М.З. Перминова; отв. за вып. В.А. Зюкин; Тул. колледж искусств им. А.С. Даргомыжского. – Тула: «Инфра», 2008. – С. 113 – 122;
3. Киров Е.Ф. Фонология языка. – Ульяновск: СВНЦ, 1997. – 451 с.;
4. Лима-де-Фариа А. Эволюция без отбора: Автоэволюция формы и функции: Пер. с англ. – М., 1991. – 455 с.;
5. Фрейд З. Введение в психоанализ: Лекции. – М.: Наука, 1991. – 456 с.





© Белоусов А.В., 2007 – 2017: Страница создана 04.04.2009. Последнее обновлении 12.07.2017. При использовании материалов сайта ссылка на http://bav005.ru/ обязательна.

Сайт о тульских баянистах и аккордеонистах Дивеевские чудеса исцеления Рейтинг@Mail.ru